Национальный этнос. Общество.

         Национальные отношения всё чаще омрачаются возникновением горячих очагов  в планетной жизни. Существующие политические проекты построения мирного быта во внутренней и внешней деятельности государств не обходятся без волнений населения, подчас без крови. Не понимание обществом причинности и сущности национальных противоречий не позволяет осознать пути практического решения проблем этноса.

 Содержание:

  1. Суть проблемы

2.Национальность

3.Нация

4.Национализм

5.Национальные узлы

 

 

  1. Суть вопроса

      Национальный вопрос стоит в центре острейших задач современной политической жизни, поскольку не только не имеет решения, но и необходимого понимания. Общество, с недавних пор утратив чувство времени, пытается всю гамму национальных отношений свести к положениям национально освободительных движений. Мысль, в основе которой заложена стратегия борьбы за независимость угнетённых народов, не отвечает действительной ситуации ни на карте мира, ни в реальном мире человеческих отношений.  Уже нет колониальной системы, её страстей, войн, политических структур. Однако очаги национального антагонизма не исчезли. Повсеместно обострились. Совершенно по непонятным причинам. Они уже характерны не только для государств и народов, они болезненно проявляются во всех областях жизни: культурных, хозяйственных и т.д., стали атрибутикой быта.

      Вторая мировая война разрушила имперские административные монолиты и их государственные механизмы, традиционные экономические и национальные формы. А в последние годы вновь перекроена политическая карта, развалена послевоенная планетная кооперация. Так, европейскому единству наций оказались противопоставлены не только блоки рынков, армий, постоянных политических  неурядиц, но и образы жизни, способы производства, цивилизации стран всего мира. Национальный вопрос оказался одним из острых углов всеобщей кризисной ситуации.

      Не ревностная политика (государственная, экономическая, социальная) определяет рациональную форму и состояние национальных отношений, даже не ситуация и особенность момента, а приспособленность, соответствие образа национальной жизни реалиям общественного бытия, его прогрессу, его изменениям во времени. Если социальный разум не улавливает сущности происходящего, не учитывает логику накапливаемого негатива внутреннего духовного беспорядка и последствий внешней поведенческой функции, значит, человечество не имеет научной версии возникшей проблемы, объективно беззащитно, слепо в политических разборках на правых и виноватых.

      Сегодня национальный вопрос – часть общественного невежества, допустившего безграничный кризис многих областей планетной жизни. На территориях отдельных стран ни одна из отраслей жизненной практики не поддаётся корректировке, ход жизни вышел из подчинения государствам, отрицающим  национальные традиции и утратившим научное обоснование проводимого курса. Уродливый волюнтаризм и пиар правят безумный бал. Всякой очередной волне политического государственного террора угрожает встречный вал национального сопротивления. Национализм обрёл новое грозное лицо: народного мстителя. Его ряды пополняются не только теоретиками, патриотами и волонтёрами, но и государствами. Он узурпирует и переиначивает веру. Наряду с легитимным государственным правом, общественной и религиозной моралью, возникают национальные установки, отрицающие сформировавшиеся социальные зависимости в народах и между ними.

      Отсутствие научного понимания сути современного национального этноса в общественном сознании заполняется страхом под шквалом национальных событий. До карикатурных размеров национальная проблема раздута социально-экономической перестройкой в России. Одновременно, с началом денационализации общественной собственности, набух до небывалых размеров мыльный пузырь частной экспроприации национальностями государственного рынка найма. Татарину, армянину, еврею достаточно было очутиться на должности носильщика, директора магазина или главврача, как все носильщики на Казанском вокзале становились татарами, заведующие базами района – армянами, врачи поликлиники – евреями. Пузырь разрастался в такт сколачиванию родственных кланов, шаек «своих людей», команд президентов, структуры популярных и теневых окрасов. Вокзалы и торговля, госаппарат и культура, производство и политика оказались затянутыми узлами мафиозной и национальной паутины.

      Параллельно часть национальностей превратилась в центры формирования массовой эмиграции населения, специалистов, учёных, аврального вывоза материальных и духовных, национальных и государственных, ценностей. Национальности разлетались, деградировали вместе с  союзом наций, СССР. Этот процесс получил начало в 50-х г.г. как отражение  постсталинского партийного курса. Но государственный террор национальностей возник ещё в конце 40-х г.г., «еврейским делом» и организованной атакой на еврейско-масонские силуэты. В этот период много было сделано для того, чтобы противопоставить человеческую природу не только многонациональному союзному единству, но и национальному государству, молодой советской нации.

      Центральной темой популярной национальной политики ЦК Н.Хрущёва оказался пятый пункт в документе советского гражданина. Нагнетаемый ажиотаж, по-видимому, стал возможен потому, что понятия о национальности никто не имеет. Его нет даже в философских и энциклопедических словарях. Акция возникла с целью приклеить знак пункта человеку, перенести его из документа в сознание индикатором порока, стыда, ощущения административного тавра в жизненной бойне. Сценарий явно был заимствован у Освенцима. Но национальность – не членство в нации. Она дарится не обществом, не установлена государственным актом, а лишь им фиксируется в качестве естественной природы людей, особенности их происхождения. 

     Сегодня русская жизнь полностью перестроилась. Национальная промышленность уничтожена, торговая сеть уже не национальная, не русская, не по содержанию, не по форме. Многое погибло. Всё, что могло, умчалось за рубеж. Взамен жизни предлагаются варварский бизнес и подозрительные, необоснованные политические инициативы: социальная, экономическая, национальная, научная и многие другие.  Правительственные успехи не радуют, ощущаются бесконечным ухудшением и усложнением быта. Если, благодаря демографической политике в стране, наконец, появился прирост населения, русское население, по-прежнему, ощущает громадные потери,  сравнимые с военным временем.

 

  1. Национальность
  2. Физика планеты и биосферы – свод законов развития живого и неживого объекта. Не только морфологического многообразия форм и  их признаков, но и функциональных эволюционных подвижек его бесчисленных видов. Физика гуманитарного мира, его сознательных процессов и потоков в сетях поведенческих и информационных эффектов имеет свои правила, отвечающие естественной и социальной законности.

     Считается, что национальные отношения регулируются правом. В действительности их природа не юридическая. Национальность человека не принадлежит определённому гражданству, подданству, государству. Она принадлежит  определённой этнической общности,  определённому территориальному образованию групп населения. Государственный закон устанавливается обществом в обществе. Национальность  рождается вместе с человеком, в семье, продолжением её рода, не зависимо от характера права, имеет своё наименование в его метрике. Она продолжение биологического корня рода. Она не рукотворна. Её нельзя выдумать. Её появление не требует умственных затрат, наличия нравственных норм, политических или экономических установок. Она может принадлежать человеку, не имеющему гражданства.

        Национальные отношения возникли не потому, что они социально противоречивы, а оттого, что их существование вызвано присутствием национальностей в нашей жизни. Они имеют место в вопросах права, морали, повседневного быта потому, что национальности живут независимо от государств, цивилизаций, рынков.

  1. Национальность имеет начало в расе и на протяжении жизни свойственна ей, постоянно отвечая расовой особенности. Она принадлежит не человеку, а его организму. Не истории общества, а науке, антропологии. Поведенческая функция человеческой особи и популяции заданы особенностями их жизни, её прошлым и ситуацией момента. Раса – вид человеческого происхождения, его порода. Национальности – ветви от её ствола.

Тем не менее, в отличие от расы, имеющей постоянный таксономический знак, национальность способна меняться при миграции её обладателя и во времени её истории. Так, на Балканах объявились славяне. Расселившись в Восточной Европе, их племена адаптировались территориально по-разному, обрели, каждое, собственную культуру, в первую очередь, труда, собственный образ жизни. Со временем славянская национальность стала группой славянских народов, разной национальности: русской, польской, чешской и т.д. Спустя ещё какое-то время, часть славянских национальностей оказалась в составе советского союза, обрела второй, родовой, но не биологический, корень.

       Национальности – биологический признак человеческого вида. Обязательно принадлежат своей расе. Связаны с ней и между собой общими генетическими признаками, отличающими их единство происхождения и определённость пространства их возникновения. Оттого в составе расы они различаются по времени образования. Каждому времени отвечает своя эпоха, благодаря чему раса имеет собственную этнографию многообразия национальностей. Но не племён и народов, предшественников  цивилизаций, государств и наций, общность которых возникла в качестве принципа совместного выживания человеческих особей.  Национальность выдаёт своего человека через его образ, персонально отличающийся особенностями его тела и наследованной от предков моралью.

      Племя, народность, республика не являются национальным этносом, поскольку допускают радикальное биологическое структурное  различие, существуют не в биосфере, а в социальной системе. Это значит, что национальность строго индивидуальна, как человеческая особь. Она биологически однозначна в целом: независимо от особенностей быта, культуры, расселения и взаимоотношений населения континентов. Национальность – общность генетического происхождения в планетном масштабе. Немец, даже не владея своим языком, принадлежа только своей национальности, т.е. всей совокупности действительных, бывших и будущих немцев, везде и всегда остаётся собой в качестве планетного демографического явления, ибо когда-то, раз навсегда,  оказался младенцем родителей, предков одного из германских племён.  Но в гуманитарной истории человеческих популяций, он, скорее всего, таким не является.

       С биологической точки зрения, национальность – человеческая популяция, имеющая естественную природу размножения, адаптации и генеза в пределах человеческого вида жизни, в составе расы, независимо от принципа и образа её  существования в целом и каждого из её людей. В аналитике национальность – система, общность, ибо предполагает не только природу множества в целом, но и его элемента, человеческой особи. В традиционной практике национальность человека – свойство, порода, его организма. Никакого отношения к гуманитарной, – хозяйственной, культурной, государственной,- жизни разумного человека не имеет. Людской интеллект отвечает уровню образа жизни, цивилизации, не зависим от собственной одушевлённой плоти.

      Раса, как вид жизни, возникла в одном из географических регионов единовременным событием. В дальнейшем, в хронологическом времени региона, затем переменного пространства обитания, развивалась национальными векторами. Так русские – славянская ветвь, вызревшая из племенной жизни в составе и в период существования развитой античной цивилизации европеоидной расы.

  1. Национальное многообразие разрастается во времени существования человечества. Дозволена перетасовка национальной принадлежности смешанными браками, но уничтожить национальный корень можно только физически, вместе с человечеством. Так, альманы, бавары, тюринги, саксы сохранили себя как национальное целое в немце. Литовец, поляк, чех – национальности до тех пор, пока имеют славянское происхождение. Важно отметить натуральный закон появления национальности, отвечающей своему времени: уровень развития первых, древнейших национальностей, принадлежал невысоко развитой человеческой особи. Всё то, чего древние добились в развитии за историю своего существования, изначально, от корня, освоено ими вместе с новыми национальностями, заявившими о себе позже.

      Национальность возникает повсюду естественной законной собственностью нации, но не её элементом. Даёт о себе знать в момент появления ребёнка, вместе с ним, как знак родовой наследственности. Вместе с цветом глаз и кожи. Она принадлежит  процессу воспроизводства населения, продукту половых отношений родителей, коду умственного и физического здоровья поколений рода, по линии каждого из них. Политизировать национальность нелепо. Она человеческое качество, не общность. Но может относиться к конкретной общности населения или быта людей.

      Национальность человека возникает моментально и навсегда, не развивается вместе с человеческой жизнью. Меняется по жизни человек. Его национальность остаётся постоянной. Уходит вместе с ним без изменений. Она не качество естества, а классификационный знак вида биологического существования. Человеческие качества меняются по жизни, сами влияют и преобразуют жизнь в её различных областях, подстраиваются и совершенствуют на свой лад её систему в целом и её (экономические, политические, географические и т.п.) пространства. Национальность стерильна в социальных отношениях.

      Но именно она продолжает быть символом, базовым признаком, различных  функциональных общностей во всех сферах планетной жизни. Можно в паспорте изменить её наименование: государство выдаёт такую индульгенцию. Но национальность, задана семьёй, не как грех, а как признак её плода. В кривом зеркале социальных отношений она, то человеческое достоинство, то причина этнического антагонизма.

  1. Национальность – точка отсчёта на числовой оси эволюции человеческой популяции, кропотливо учитывающая хронологические вехи её, только её, рода и семьи, поколений и отдельного субъекта. Она сама, как естественный знак родового биогенеза, стремится к чистоте, однородности, сохраняя собственное историческое значение. Но её человек, её популяции, свободны в своей поведенческой функции, оттого безостановочно прогрессируют во времени, ведомые вектором положительного опыта. Общественная жизнь, её история, искажает, смешивает в поколениях рода биологические знаки организмов ожидаемого потомства.

      В действительном пространстве национальный знак оказывается системным, означая социальные субъекты в конкретном времени развития структуры биологического множества. В наше время таковыми стали резервации, городские кварталы, диаспоры, таборы, меньшинства.  Социальные общности, представляющие государственные, культурные, инженерно-технические, деловые организации, имеющие генетические корни или преимущественные показатели знака национальности, представляют биологическую и социально полноценную сущность только в части организменной особенности их состава.

      Национальность один общий знак для всех людей одной популяции, людей одного естественного корня. Но общность этого знака представляет сознательную систему, в которой имеет место противоречие всех её субъектов между собой и всех вместе – их физическому и духовному существованию и развитию. Она не является монолитом с однозначным лицом и характером ни во власти, ни на схваченном приезжими рынке, ни в банде, ни в каком деле, эксплуатирующем человеческие, родовые и генетические связи, ценности. Оттого обладает энергетикой и законами выживания, не предписанными историями нации, страны, партии. Эти законы и навыки усвоены опытом родов, в его поколениях семьями, с самого рождения особенности человеческой популяции.

  1. То, что национальность – подвид жизни, составляющий расу, человеческий вид, усматривается из того, что она сама представляет популяцию, входящую в вид, и промежуточный таксономический разряд, живую систему, основным элементом которой является семья, исходная величина, элементарная ячейка рода и видовой популяции. Национальность обладает биологическим корнем. Относится к виду жизни. Она форма и метка жизни. Её история – это осознанное поведение в каждый момент существования, заданное условиями выживания, адаптации, развития рода. Она одушевлённая форма осознанной жизни. Она картинка живого человеческого образа на протяжении всей его жизни, двойственна, как сам человек. Национальность имеет первичной естественную основу, но принадлежит полностью общественной жизни, её сознательным отношениям, в которых её поведенческая функция адаптирована.

      Её биологический корень подчёркивает собственно национальный признак, воспринимаемый в общественной среде ярлыком или ценником собственной природы человека, одиночного или группового оппонента. Она лишь опознавательный символ, примета конкретной природы родословной подвида и генетический знак не человеческого вида, а популяции. Представителем человеческого рода на элементарном уровне является семья, клан, деревня одной фамилии, замкнутый круг сознательных отношений, возникший от общих предков. Биологическое родство не обладает осмысленной  зависимостью, не имеет рассудочной базы взаимопонимания.

  1. Человек, сознательно оставшийся в одиночестве, без родни, часто не ищет возвращения утраченных кровных связей. Если он остался без родни, по воле судьбы, сиротой с детства, он, конечно же, подсознательно, тянется к биологическому корню, своему родовому процессу, его представителям. Обрести родственное взаимопонимание не всегда удаётся. Мешают оттенки воспитания, образованности, обеспеченности, политические ориентации. Но, в определённых ситуациях, угрожающих развалу семьи, продолжению рода, люди стягиваются в семью, к изначальным привязанностям, базовым жизненным ценностям рода, для принятия радикальных решений.

      В конце века национальные диаспоры по всему свету уже не воспринимались заграничными колониями бывших соотечественников, они высветились на чужбине островками спасения национальностей. Оттого на родине приобрели новое лицо, жизненный статус, оттянули на себя ощутимую часть населения, напуганного гражданским произволом, криминальной атмосферой, безответственностью безумного государства.  Одной из целей национальной общности становится формирование улетающих стай, в предчувствии холода и голода, стремящихся к щадящей жизненной атмосфере. Имеет место подготовка к отступлению в более сытые края людей, не ориентированных к борьбе за свои гражданские права, не за национальное достоинство. Но имеющих свой, внутренний код, напоминающий о том, что много раз их предки выживали сообща, доверяя лишь своей морали, своему специфическому опыту.

  1. Эмиграция из СССР началась и приобрела массовый характер с наступлением оттепели. Национальная эмиграция растёт на фоне массового бега советских людей за границу по разным мотивам, не только во имя спасения рода. В том числе, по личным, сиюминутным причинам, от ужаса, от тяги к авантюризму, из деловых соображений. Эмиграционный поток коренного населения, украинского и русского, по напряжённости близок армянскому и еврейскому исходу.

     Факт правовой и физической незащищённости людей,- их семей, ищущих убежище, ПМЖ, – авторитетов и популярных руководителей России,- общеизвестный. Оттепель положила раскол национального, гражданского и политического единства страны.

      Национальные запросы естественны, имеют основания группового человеческого генезиса в отвечающих ему условиях общественного состояния. Эмигранты бегут не с насиженных мест, а из насиженной, традиционной, жизни. Их решения связаны, в первую очередь, с обеспечением семейного благополучия, в стремлении уйти в тину, к родовому корню, или к истокам, когда-то утраченным, культуры предков. Национальная эмиграция оказывается очень серьёзным испытанием, подчас практическим разрушением деловых надежд. Объективно, бег из своей страны в поисках очередного вида на жительство не является заметной бедой для  родных мест. Бегут лишь те, кто не сумел приспособиться к местным переменам быта, те, кто потерял связь с их природой, утратил веру в собственные способности быть нужным своему обществу, те, кого родная земля не удерживает. 

  1. Выделение национальности из социальной жизни, её внутреннее обособление на чужой стороне сковывает её организацию, не сплачивает. Отношения в её узлах тяжёлые, сложные. Для инородцев они – душные, невозможные. В отличие от идеологической природы советской оттепели, возникшие национальные потоки не преследовали конкурентных, агрессивных целей перестройки общежития: они представляли, в основном, поиск очага духовной жизнедеятельности или убежища для плоти.

      Наряду с процессом национального единения в поиске благоприятных путей выживания, возникновением  новых точек концентраций национальности, постоянно имеет место процесс денационализации её элемента: превращение единородной семьи в многонациональную общность. Нынешняя  национальность человека, тем более, диаспора, не представляют изначальную чистоту своего знака. Процессу консолидации национальности в патриотических течениях, пытающихся обосновать собственные права в государственных и социальных, не национальных, структурах, противостоит тенденция растворения национального интереса  в общественном поле деятельности. Идёт размывание национальности, как в человеке, продукте нескольких национальностей не одного поколения родителей, так и в общественной среде, атакуемой миграционными течениями.

      Шовинистическим режимам, попыткам политического или националистического раскола в неустойчивых правовых средах на планетных просторах, противостоит тенденция единения национальности, слетающейся с разных концов земли на гостеприимную почву. Оттого в благоприятном для жизни климате кустится она, адаптируясь, выжидая своё время, когда в новых условиях обретёт статус полноценного политического и гражданского признания в составе местной нации, или ещё лучше, федерации.

      Национально-политические процессы, их переменные, порой несопоставимые, противоречия, – продукт объективного постоянного воспроизводства национальности и её производных вопреки несовершенству  общественного сознания, человеческой и социальной воле, экономическим и биологическим проблемам. Синтез нескольких национальностей в лице одной человеческой особи, казалось бы, ведёт к отмиранию национального признака в человеке. Но в биологии скрещивание подвидовых пород в пределах вида создаёт новую породу, подвид, этого же вида. Скрещивание одушевлённых особей разных видов невозможно. Но во времени видовых, не родовых воспроизводств, не процесс производства особи, а природа вырождения вида, преобразует натуру вида в межвидовую, которую, например, можно отнести как к псовым, так и к кошачьим популяциям. Но никогда, ни в каких условиях вид не способен стать источником нового вида. В человеческом царстве, в отличие от флоры и фауны, принимая расу за вид жизни, ещё раз убеждаемся, что природы человека и остального живого мира не сопоставимы в формальной классификации. Природа жизни многообразна не только как свод особей, популяций, но и как разновидность процессов воспроизводства их рода, натуральные системы которых имеют  заметные различия. Не оправдалась гипотеза К.Каутского: в ХХ в. национальности не исчезли, – но их противоречия, их социальная проблематика, приняли другой окрас, имеют другие, современные, причины, новое социальное содержание. Особь, в которой намешаны признаки разных национальностей и рас, суть тот же человек, более сложной национальности, иногда межвидовой, принадлежащей не одной расе, с более сложным окрасом наследованных естественных особенностей и психических установок.

  1. Это, в первую очередь, связано с тем, что человек проживает одновременно две жизни, осознанную, сознательную, и неосознанную, вегетативную. Оттого из человека без биологических, только за счёт осознанных импульсов, может получиться особь от животного уровня (Маугли) чистой расы до признанного учёного, с невыраженной расой, имеющего номинальную (паспортную) национальность. Вид, подвид, род человека – не строго биологические, оригинальные, а более сложные и уязвимые системы жизни. Диагноз антропологического признака, в конечном счёте, сводится к заключению не только о родительской наследственности, а и о гносеологическом генезисе истории рода каждого из нас.

      Национальный этнос является одушевлённой формой существования человеческого царства, отличающейся от формы жизни фауны тем, что человеческая жизнь одновременно является реальной формой сознательного планетного мира. Она воспринимается не стадом или стаей на лоне природы, а системой осознанных отношений. Оттого всякая национальность (раса, род) выделяется  в социальной среде, помимо натурального выражения, групповой особенностью наследованного образа жизни, цивилизации, от своих предков, не только естественного, но и духовного, несущего исторический опыт специфики группового выживания.

  1. Оказывается категория национальности изначально в себе, а не в человеке, усваивает не только особенности биологического роста, но и умственных, духовных способностей, наследованных навыков поколений всякого рода, их историю болезней и эволюционный практический принцип приспособления в социальной жизни. Это положение должно быть основным в современной версии национального вопроса в целом и понятия национальности в частности. Биологическая категория национальности даже в самой себе генеалогически подразделяется на элитные, ординарные и неполноценные родословные, например, по их фамилиям, не по антропологическим качествам, а по социальному положению и успехам в жизни, наследованным от предков. Знак национальности принадлежит людям одной биологической общности, но не только среди её людей, но и среди людей других национальностей, общество выделяет этнические достоинства, связанные с происхождением и заслугами перед всем человечеством.

       В самих национальностях нет однородности в духовной наследственности, сформированной родом, семьёй, обществом. Всегда имеет место система внутренних противоречий. Показателем их баланса служит мирный климат, зависящий не от корня живого происхождения, а от восприятия в массе населения государственного политического и хозяйственного курсов. Нет абсолютной национальной идеи среди соотечественников, и среди родственников. Всё чаще социальные стимулы и задачи объединяют разных по происхождению людей и группы, всякий раз по-своему представляющих разумные пути выхода из социальных смут и кризисов, не имеющих отношения к местным особенностям национального этноса.

  1. Национальности наделены неодинаковыми адаптационными способностями при смене территорий и языка. Их судьбы несравнимы. Их опыт выживания самобытный, особенный. Оттого национальное скрещивание ведёт не к исчезновению особенностей человеческой природы, а к её усложнению. Привычно звучат репортажи о национальных событиях в обществе. Но по-прежнему, трудно установить причины, найти решения этой достаточно глубокой социальной проблемы. Сложнее становится современный человек как узел национального эволюционного процесса, сплав разных человеческих натур, система серьёзных психических противоречий. Наследованные несовместимые установки, навыки, семейные, внутренние и внешние, противоречия, отсутствие ощущения собственной однозначности имеют следствием непредсказуемую поведенческую функцию. Это не только новый психологический окрас человека, это одна из особенностей усложнения системы социальных отношений, существующая независимо от правовых норм и морали, от медицинских диагнозов и культовых влияний.

     Если из трюма невольничьего корабля на чужой берег сходят закованные чернокожие, лишённые родного крова и всех человеческих прав, от этого они, в будущем, и их потомки не перестают быть собою, не вырождаются в англосаксов. Из поколения в поколение об этом напоминают не только цвет глаз, антропометрия, но и воспитание, доставшееся им от их родителей на плантациях Алабамы и в кварталах гетто, очередная непредсказуемость последствий упрёка человека его происхождением.

  1. Национальность – истинная родовая  метка. Человек национальности отвечает ей наследованными анатомическими, физиологическими, внешними особенностями. Но его анатомия, физиология, внешний облик, организм и жизнь – единая система, заданная видом, меняющаяся во времени. Сознательная структура и жизнь человека зависима от знака национальности в случае, если он принадлежит национальной общности с рождения. Национальная общность, особенности её духовности и практических норм жизни, формируют характерную национальную мораль, которая может противоречить жизни остальных национальностей. Так, в еврейской культуре отношение к земле не выражено национально, поскольку эта национальность не имеет своего надела в последние века. Евреям  Германии сложно было понять территориальные претензии гитлеровского правительственного курса. Их жизненная позиция противилась административным насильственным методам в политике, не дорожила причастностью к немецкой родине, пыталась сохранить собственную родовую общность, наследованное жизненное кредо. Она, на чужбине, без роду и племени, стремилась к вершинам политической и рыночной лестницы, не ощущая местный национальный престиж, его кастовость, считая себя ровней аборигенам. Она, вместе со своими банкирами, учёными, художниками, оказалась беззащитной в национальной смуте. С нравственной точки зрения она была более понятна и много рациональнее государственной фашистской доктрины, в конечном счёте, выбравшей идеологию нацизма.     

      Оттенок национального воспитания общества, имеющего славянские корни, заключается в верности своей земле. В России, Польше, Чехии национализма в государственной политике не ощущается. Однако национальная неприязнь к еврейской исторической морали постоянно существует в понимании родины, как родной Земли, поскольку воспринимается безнравственной: она в славянской среде не разумна. Славяне пришли в качестве племён на холодные земли, выпестовали их в единую национальную территорию. Русские триста лет терпели рабство кочевников, не покинули её, победили. В Отечественной войне, в очередной раз, выдержали кровавое истребление своего населения, окружения и разгромы своих войск, блокаду Ленинграда, Сегодня любые сомнения в стоимости или необходимости этих жертв вызывают национальное отрицание. Это не навязанная учебником человеческая мораль, а способ, его особенности, самосохранения национальностью своего образа жизни.

           Пятый пункт в паспорте – лишь бирка-метрика, извещающая о происхождении и биологической особенности человеческого организма, интеллектуальная субстанция которого может не иметь никакого отношения к его наименованию, природе и образу. Одушевлённые, животные, миры существуют независимо от разумного человеческого царства, чьи популяции представляют не единство – стадо, стаю,- особей и совокупностей их свойств. Общество, члены которого имеют различное гуманитарное и биологическое происхождение, не обязательно принадлежат одной породе, не всегда имеют, ощущают, её.

  1. Национально-политический и социально-экономический процессы общности – принципиально неоднозначные исторические последовательности. Они развиваются взаимозависимо во времени и пространстве одной страны, но их функциональные отношения не простые. Каждый из этих процессов имеет свою природу, свои законы. Оттого социально-экономическая наука, например, о коммунизме, – не наука о семье, а о национальных отношениях, – одна для всех народов. Поэтому национальная жизнь часто противоречит государственной политике, национальный интерес не совпадает с административной практической инициативой.

      Так, депортация населения из районов боевых действий на Кавказе происходила по решению советской стороны, из требований военной обстановки, с целью ликвидации массовой резни и предательства в собственном тылу. Сегодня потомки местного населения уверены, что их семьи пострадали от национального погрома. Благодаря данной военно-политической  акции Кавказ духовно продолжает жить советской жизнью, не забывая тех страшных дней для всех советских народов. Люди, ошибочно поверившие государственному врагу, вернулись на родину. Они не были уничтожены по законам военного времени. Или: убеждение славянского населения бывших стран народной демократии в том, что СССР – агрессор, не является внутринациональным противоречием между чехами, поляками и русскими. Поскольку дружеские равноправные отношения между странами, а не народами, получили оккупационную форму в результате падения большевистской диктатуры в России, в корне изменившего социально-политические, а не национальные, связи государств. В дальнейшем деградация союза национальностей на карте России породила административно-политический распад союза её республик. Только благодаря политическому курсу последнего пятидесятилетия, россияне не воспринимаются доброжелательно на географических лоскутах СНГ, и народами этих территорий. Их гражданский статус  на планете несравним с международным авторитетом советского гражданина в конце первой половины века. Нельзя, внушая окружению собственную государственную мощь, не обладая ею в достаточной мере, заслужить международное и собственного народа уважение. Но этого вполне достаточно для реального унижения русской национальности.

  1. Современной межгосударственной политикой утрачены национальные корни и ориентиры. Есть мнение, что национальный вопрос возник вместе с капитализмом, с колонизацией мирового ресурса. Это заблуждение. В царской России, тюрьме народов, не было капиталистических отношений, при наличии острой врождённой национальной проблемы сосуществования инородцев и иноверцев. Она существует там, где есть национальные отношения. Впервые в истории человечества, в позднем капитализме, возник национальный вопрос как принцип существования системы многонационального общежития  без физического уничтожения и порабощения народов. Формальный колониализм преследовал не политическое угнетение наций, а территориальные интересы, обретение дешёвого, рыночного и трудового, ресурса.  Но рыночная сущность капитализма заключается в его принадлежности обществу, следовательно, в национальном протекционизме в условиях космополитизма стоимости. Национальный рынок, сбалансированный внутренне и внешне,– основной и главный источник выживания и преобразования капиталистической цивилизации, в том числе, её государственной демократии. Эта проблема системы отношений наций, но не национальностей.

      Чувственный патриотизм национализма постоянно наезжает на вопрос национальности власти. История развития национальных образований отрицает межнациональный антагонизм. Известно, что многие, ныне развитые страны, на протяжении веков управлялись династиями этнически смешанного брака. В трудное время русский народ обратился за помощью к Рюриковичам. Да и факт трёхсотлетнего престола Романовых, сложной национальной генеалогии, отрицает зависимость национального благополучия от национальности власти. Советское время выдвинуло несколько чисто русских генеральных секретарей, – Хрущёва, Брежнева, Черненко, Горбачёва,- период  деятельности которых совпадает с депрессией, застоем и развалом национальных надежд.

  1. Начался XXI в. Миграционные национальные потоки, разнообразность их структур, вихрей настроений – неотъемлемая картина жизни планеты. Они стали истоком тревог и недоверия населения, государств, устрашающей реальностью, все неудобства которых ощущаются  через нездоровые выделения, определяемые в нашем понятии словом «национализм». Из истории человеческой породы известно, что причиной переселения народов становится не их этническая принадлежность, а периоды неудовлетворительной организации трудовой деятельности, когда местный труженик уже не мог прокормить свой род.  Он менял фартук кузнеца на воинские доспехи, устремляясь в богатые края, готовый пожертвовать не здоровьем за произведенный продукт, а жизнью за присвоенный трофей.

           Древности свойственен кровавый паразитизм. Ныне рабочей силе Азии и Африки европейцы предлагают приют, работу, гражданские права. Нет орд, нет штурмов городов, нет крови у их стен. Никто из аборигенов не отказывает беженцам в ПМЖ.  Тем не менее, за всё хорошее постоянно накапливается национальная ненависть в благополучных, сытых, средах и за их пределами. Националистический и религиозный террор омрачает жизнь планеты.

 

  1. Нация.
  2. Нация и национальность имеют единый предикат: национальный. Но его языковая сущность различна. Он омоним: несёт качественно разные содержания. Национальность – биологический подвид человеческой расы. Нация – высшая историческая ступень современной полноценной  общественной жизни. В отличие от национальности, существующей в геологическом времени рода человеческого, нация принадлежит географической карте мира, планетной политической жизни, земной цивилизации настоящего времени. Нация – система этнических зависимостей, сложившаяся общность людей, сформированная моментом, адаптированная в конкретной системе международного права. Она не имеет исторических оснований, ибо может менять координату дислокации, государственную форму и границы, демографию, политическую ориентацию и даже социально-экономическую формацию. Её этническая структура не всегда однородна, её не приобретённое исторически, а узаконенное, национальное основание однозначно.

      Она порождена не историей, а началом собственной эпохи существования. Так, утратив номинал самостоятельной государственности или территорию, она сразу исчезает из политической и географической сфер планетного существования. Нация имеет  административно – политический принцип образования и развития. Её наименование не всегда созвучно этнической особенности населения. Часто обозначается символом географического  или исторического признака, ей принадлежащего участка планеты. Она представляет собой страну, территория и население, которой, имеет собственную государственность, хозяйство, цивилизацию.

  1. Нация возникает в своём качестве раз, не навсегда, в человеческой истории. Она принадлежит её конкретному периоду. Но каждая нация имеет свою временную координату существования: моменты рождения и исчезновения, хронологию развития. Она не является исторической общностью людей, поскольку представляет общество местом  в территориальной системе, в политической структуре международных отношений.  Обязательно имеет чётко ограниченное географическое пространство и контактные пространства в сетях международной жизни. Эти пространства во времени её существования переменны, но принадлежат и эксплуатируются только ею.

      Наличие сфер влияния в различных пространственных контактах не даёт право национальной общности быть нацией.  Так, ввиду отсутствия собственной земли, еврейская национальность не имела пункта оседлости на протяжении нескольких веков, оставаясь национальностью. Для того, чтобы стать полноценной нацией, современный Израиль должен доказать земле, на которую он претендует, что она его и только его. Та же самая проблема у курдов и др. народов. Но Еврейская республика, так же как чеченская, башкирская, – суверенная нация на своей земле, в составе российской федерации. Если удастся доказать, что палестинская земля стала еврейской собственностью, Израиль, но не еврейская национальность, станет нацией в составе стран ближневосточного региона.

  1. На одной земле не могут существовать две нации. Нация начинается с возникновения суверенитета на земле и в границах политического влияния её государства. Уровень политического положения нации определён местом её государства в международной административно-политической структуре. Стало быть, еврейская национальность, имеющая на планете повсеместный вид на жительство, подданство во всех государствах, располагает двумя территориями и признанными государствами, одной независимой страной и одной республикой, федеральной принадлежности. Она, за исключением какой-то, своей, части, не сформировалась в нацию.

      Нация – страна. Но не всякая страна – нация. Страна – административно-политическая единица территории, со своими физико-географическими особенностями, культурой и историей. Она не всегда имеет государственность.  Так, когда-то Русь, не имевшая централизованной власти, была порабощена татаро-монгольскими племенами и, даже в рабстве, оставалась страной. Колонии, входящие в состав империй, не переставали присутствовать на политической карте мира. Границы и хозяйство национальной территории определяют природный ресурс и потенциал нации. Ресурс национальности видится в её размерах, области и густоте распространения её этноса. Потенциал усматривается в материальных, физических, трудовых, способностях её особей, историческим вкладом предков в общечеловеческую цивилизацию.

  1. Нация остаётся собой, если её страна меняет свои границы и названия своего государства. Нация – обязательно государство со своим языком и правовым образом жизни. Она исторически территориальная система. Существует мнение, что нация складывается в процессе формирования общности людей, «их территориальных, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера». (Советский энциклопедический словарь). Но нация реальна. Она действующая система, обладающая формой общности, только ей присущей структурой, функциями. В нашем времени она высший уровень естественной организации человеческой популяции, таксономический признак породы гуманитарного образования, изначально имевшей единый, подсознательный, стадный принцип становления человеческих отношений. Её содержание и состояние заметно изменилось. Имеет государственную организацию и, помимо внутреннего порядка отношений между гражданскими субъектами, обладает государственной функцией отношений с другими цивилизациями. Изначальная необходимость феномена нации в политической жизни имеет международные корни, вызвана объективной потребностью социального механизма,  управляющего и корректирующего взаимное сосуществование и индивидуальное развитие национальных отношений. Нация – административный субъект  планетного этнического общежития.

    Сегодня человек в обществе может быть обладателем двойного этноса: француз в правовом поле – поданный Франции, в её населении – он член французской семьи. Гражданин может быть из чужеродной семьи или стать чужеземцем. Сила государства и единство нации – признаки разных общежитий. Это противоречие свойственно всякой группе людей. Структура нации складывается не «из племён и народностей», не из особей и социальных групп, не является формой и уровнем развития животной популяции. Она представляет сложное системное устройство в общественной конструкции, автономный механизм, обязательно включающий национальные пространство, внутренний закон, специфические хозяйственный способ выживания, культуру, историю болезни и жизни породы. Эти  её основные внутренние ценности позволяют общности обрести форму нации. Каждое звено её композиции вызрело и сформировалось как национальное, но не в системе нации, функции которой были затребованы сравнительно недавно уровнем развития планетных цивилизованных отношений.

     Нация – сложное социальное образование, система национальных отношений, имеет форму федеративной общности, население которой может объединять несколько государств своим основным законом, но каждое, из них, имеет собственную национальную жизнь и, помимо правовой структуры, собственную биологическую природу. Как правило, государственные языки федерации определяют базовые культурные и хозяйственные процессы нации.

  1. Нация – это современная форма социального выживания национальностей. Ранее она, в положении эмбриона, последовательно развивалась в границах рода, семьи племени, народности. Ныне её совершенно новая структура, востребованная организацией и функциями современного планетного человеческого царства, наследовала исторический позитив входящих в неё национальных общностей. Поэтому её коренное население состоит не из людей, а из национальностей. В нации национальность и содружество, суть явления не федерального государственного происхождения. Она, представлена конкретными  поколениями процесса воспроизводства человеческого рода,  зависимостью родов в поколении и последовательностью его поколений. Но не её история, а собственно жизнь, её образ и статус действительно существующей цивилизации, должен отвечать законам и запросам собственного этнического эволюционного процесса. Общественный образ жизни определяет истинное лицо нации среди народов планеты. Так, СССР, нация советских людей, включала национальности от достигших вершин мировой культуры до самых примитивных образцов дикого человечества. Оттого, неизменно, его национальная политика в отношении отсталых народов заслуживает самого высокого уважения.
  2. Сам факт существования СССР опровергает все существующие научные версии о происхождении человека: от высшего промысла, космического семени, от обезьяны. Национальности развиваются не одновременно, не параллельно. От разного расового корня, вида особи, от первого зачатья в первых его семьях. Существующая классификация эволюции живых организмов считает, что вид жизни суть система жизни его подвидов. На самом деле, последовательное возникновение и независимое существование последних, есть естественный порядок, учреждённый природой, а не результат аналитического решения, не способ существования одушевлённых систем. Процесс развития многообразия человеческой натуры не удовлетворяет принятой научной версии.

      Сначала, в геологическом времени возникает род конкретной формы, одушевлённой, жизни, особи и популяции. Только после того, как в планетном пространстве пробуждается следующий очаг однородного биоценоза, появляется новый род, его вид, обладающий близкой природой  существования и размножения. До того, как отношения первых видов и популяций сформируются в систему жизни фауны, тем более, международных отношений, они должны вызреть в своей переменной натуральной нише, постоянно отвечая законам физики, биосферы, гуманитарным началам. На протяжении всей истории вид данной жизни неизменен, имеет постоянный символ. Но не его жизнь, переменная во времени, не ход совершенствования его подвидов. Не вид, не его подвиды не могут поменяться местами с другими в системе планетного биополя, не способны быть природой рода инородных семей, как и сами, не могут быть плодом сторонней жизни. В планетной системе формирования живого существа один и единый закон для всех её субъектов. Следовательно, человек мог произойти только от  семени своего соплеменника, семени  своего изначального примитива, обладающего следами сознания в поведенческой практике, помимо подсознательной деятельности.

  1. Национальность относим к биологической форме на основании того, что, во-первых, она принадлежит биологическому виду, расе. Во-вторых, в масштабе человеческой популяции в планетном пространстве представляет множество семейств, отличающихся от всех других своим этническим признаком, комплексной приметой, имеющей генетическую основу в одушевлённой и гуманитарной натуре. В-третьих, в геологическом времени она представлена множеством родов, объединённых условиями происхождения, а так же особенностями протекания и адаптации в каждом поколении процесса их воспроизводства. 

      Современный человек не стандартный продукт, выращенный на грядке или в вольере, он неоднозначный плод духовного развития разных цивилизаций. Образ жизни каждой древней цивилизации создавал и формировал психологическую систему национальности в целом, а специфика отношений её общности ваяла человеческую личность. Видовая эволюция суть множество несхожих путей развития человеческих популяций в отсутствие одновременности, единой последовательности,  параллельности становления их цивилизаций. Уровень развития национальностей во всякий исторический момент времени неодинаковый. И сегодня нации имеют различные формы и ступени развития государства, хозяйства, образа жизни. И сами представляют содружества национальностей всевозможного уровня развития. Попытка советского народа довести входящие в него национальные цивилизации, их самобытные уклады, до уровня  русской  культуры – уникальный сознательный эксперимент человеческой истории.

  1. Следует согласиться с тем, что расы современного человека унаследованы от древних людей, которые возникали, как виды жизни, в условиях  разных регионов и мест. Их национальности множились в условиях разного времени развития этих мест. Этот процесс национального производства унаследован не современным человеком (homo sapiens), а является принципом размножения и эволюции всего живого, в т.ч., человеческого рода, законом развития человеческой семьи. Реальность этого процесса в планетном пространстве и в геологическом времени утверждает, что он не может быть продолжением процесса развития фауны, ибо его  поколения, суть продукты этого производства, существуют в  другом, гуманитарном, измерении. Они, как сознательные царства конкретного времени, в пространствах своих периодов, эксплуатируются геологической системой, параллельно, поступательным ритмом истории по хронологической технологии.  В её организации, по её законам действуют и воспроизводятся во времени биологически и психологически в переменном прогрессивном режиме.

      Национальность постоянно присутствует в человеке, человек имеет тавро своего генетического инкубатора. Если национальное государство, допускает изменение национальной принадлежности человека, оно взялось не за своё дело, поскольку нация, её структуры, не имеют никакого отношения к естественному институту. Гражданин, сменивший национальность в паспорте, безболезненно физически остаётся самим собой, не способен соответствовать новому документу. С этого момента наступает его духовный внутренний небаланс, который всячески подогревается внешним национальным климатом  реальной жизни. Каждая республика, каждый народ, не только дорожит, гордится своей уникальностью, но и всякий человек в собственной семье, семья в собственном роду, знают своё место. Это один из принципов разумной национальной конструкции.

  1. Наука выделяет три исторических типа цивилизации в зависимости от степени человеческой дикости: древнюю, варварскую и современную, возникшую с появлением письменности. В истории развития культуры такая систематика недопустима. Человек возник в качестве источника планетного разума, его неосознанной крупицы. Всякий час, природа которого и собственное естество разжигали эту крупицу в планетный факел социального сознания. Человеческая культура вымучена и выстрадана усилиями идущих впереди цивилизаций в каждом из социальных этапов исторического развития. Она антипод тёмного варварства. Сегодня, в исторический момент, когда современная цивилизация объективно, становится вчерашним бытом, социальным пережитком, а традиционный, не осознающий возникших рисков, разум не нуждается в собственной природе, пытается диктовать свою волю планетному бытию,  дикость обретает новую сущность. Её причиной становится не преимущества чувственного животного начала над рассудком, а подавление истинного естественного хода жизни сознательной деятельностью, сориентированной на ложные цели прибавочного блага, или, зависимой от тестов машинных программ. Потребительский паразитизм, рассудок, ограниченный способностями кустарного механизма, на фоне одушевлённой природы порождают новую форму зверя, далёкую от человеческого облика и поведенческой функции фауны, фашизм властной стаи. В современной практике его предел, нацизм, связан с властным разделением наций на политические классы недалёкой государственной идеей.

     Цивилизация последних тысячелетий возникла не на обломках варварской дикости, а в створе эволюции социального сознания. Она возникла в оазисах древней культуры Китая, Египта, Вавилона, Греции, когда у человеческого звука появилось его зрительное буквенное, нестираемое в сознании, выражение, письмо. С того момента, когда однажды зафиксированное, видимое всем, единое, слово стало принятым и законсервированным для всех во времени, оно обрело способность служить государственным законом и нравственным уставом. В древние времена авангардная цивилизация этнически не могла вызреть как нация, ввиду отсутствия достаточных связей, путей сообщений, многоплановых социальных контактов. Давние племена и народы в своё время удивили мир варварскими набегами, имеющими одну цель: физически выжить, ассимилироваться, освоить образ жизни и способ производства прогрессивной культуры.

  1. Цивилизация нации имеет две основные составляющие. Духовную, сознательно творящую искусство, образ и судьбу жизни, намеренно, разумно. Вторую, повседневно необходимую,- материальную, производственную практику, вынужденный физически тяжёлый опыт, – развивающую духовный спрос и энергетический источник жизни общности, труд, его процесс, правовую организацию. Поэтому нация есть связующий узел её земли, гуманитарной основы (государства, цивилизации) с естеством, с неживой природой и биологическим фактором общества. Она продукт сознательных отношений в социальной эволюции   системы планетной жизни. Во всякий момент она, формально, представляет собой специфическую форму этнического общественно-экономического образования в человеческом царстве. Во времени эволюции общества конкретной эпохи, на конкретной территории, она форма совместного выживания этносов разной природы. Нация – не естественное образование, а продукт позитивного человеческого опыта.

    В повседневных бытовых отношениях народов нация – административно-политический инструмент, имеющий различную заточку в зависимости от состояния отношений гуманитарной системы её общества, от ситуации или периода международных отношений. Ещё недавно колониальный климат формировался национальными требованиями равенства и суверенитета. Сегодня другой погодный режим национальной жизни. Нагрянувший кризис невозможно превозмочь методами национально-освободительной борьбы даже в условиях временной национальной терпимости, взаимопонимания, интернационализма и дружбы народов, находящихся в разных климатических зонах, имеющих разный уровень цивилизации, разные цели и программы национального выживания в одной на всех планетной жизни.

  1. Национальное выживание – основная практическая задача народов настоящей ситуации, тотально мобилизующая структурный организм всякой нации, межнационального комплекса, биологического, духовного, хозяйственного факторов общества. Она не может быть решена какой-то политической силой, программой, в отсутствие единого и полного восприятия национальной проблемы. Попытки отдельных государств, экономические инициативы сообществ, культурные решения её узловых вопросов постоянно натыкаются на всеобщее непонимание, недоверие, встречный террор.

      Национальные противоречия требуют не местных, не глобальных инициатив, а постоянного разумного политического курса, ибо развиваются во времени независимо от государственных и хозяйственных преобразований, но параллельно им, зависимо от их отдельных особенностей. Национальные процессы имеют свои законы, свою систему эволюции отношений. Оттого отношения государства с нацией и национальностью, нации с национальностью, наций и национальностей между собой имеют разные содержания.

      Например, отношения государства и нации к земле. Национальность имеет своё государство только на собственной земле. Выше по этому поводу упоминался еврейский вопрос. Международное право на землю Израилю выдано ООН, т.е. государственными представителями сторонних наций, государству еврейской национальности, не нации. С точки зрения национальности, диаспору, не национальность, мыслилось преобразовать в нацию. Фактически создан неугасающий очаг войны народов. Не менее безответственно затягивается узел в отношениях славянских национальностей.

      Заметая зверские экзерсисы на Украине, ЦК Хрущёва вписал русский Крым в экономику украинского хозяйства. Пьяные начинания перестройки передали Крым Украине как административный район. Русская национальность оказалась не в составе национальной федерации, а насильно присоединенной к чуждой нации. Но Крым, обладая своей, только своей землёй, в составе Украины фактически суверенная нация, поскольку обладает всеми её признаками. Украина не может вдруг стать союзом наций или империей, поскольку  аншлюс  дал ей дополнительную территорию, но не систему национальных отношений народов. Так, помимо русских людей на ней проживают крымские татары, которые на украинской земле могут претендовать на собственный край, как  аборигены Крыма. В Российской федерации у них не было такого права, т.к. они исторически, в результате русских побед, отнявших их бывшую землю, остались в составе русской нации в качестве рядовых граждан. Любое требование ими национальных привилегий расширяет их политические права относительно статуса русского, а теперь и украинца. Национальный русско-украинский конфликт постоянно остаётся не решённым, поскольку не закреплён исторически, законом, например, принятым обеими сторонами в результате ратной победы Украины над Россией.

  1. Взаимоотношения наций по поводу земли имеют другую причинность. Нации действительны, пока не только население, но и жизнь на её территории, имеют её, национальный, образ. Нации объединяются в союзы, сообщества, по-разному. Федерация – объединяет различные государства единым гражданством, но не одной национальностью. Пример тому царская Россия. Помимо государственного крепостнического характера эксплуатации человека, её империя постоянно контролировала «социально неполноценные» народы, внешнюю безопасность национальной жизни  которых она гарантировала.

         СССР – не империя, поскольку его народы обрели в союзе единую национальность, советскую. Заявление Чечни государственной перестройке о том, что она советский народ, а не россияне, правомерно диктовалось историческим правом её нации, вступившей в состав России своей территорией по национальному признаку после многолетней межгосударственной войны. Вооружённый террор русского государства захлебнулся в крови встречного национального террора, способы которого не ограничены политическими протоколами. Выживание национальности имеет биологические корни.    Она борется не с Россией, а за право на собственную жизнь. Оттого ужасом терактов Москва обязана политическому курсу перестроечного правительства. Международные этнические отношения – не бизнес, не признают либеральных вариантов. Сделки правительств радикально не решают национальных проблем до тех пор, пока не существует реальной равновесной национальной системы отношений народов. Время показало, что не только Чечня, но и другие народы Кавказа, как и народы бывших советских республик, не считают себя россиянами. Пока им не гарантирована полноценная национальная жизнь, они не нуждаются в российском протекционизме и гражданстве. Система национальной общности народов на территории России, затем СССР, сложилась исторически позитивной практической жизнью. Только её условия способны обеспечить равноправное существование и развитие содружества, национальные достоинства народов  в этом регионе, фактический мир, отсутствие национального вопроса. В национальной проблеме, перспективы русской перестройки рыночных свобод, окрашены кавказским кровавым негативом на фоне вынужденной, бесконечной экономической и культурной, внешней  благотворительности федеральных властей.

  1.    С самого первого дня человеческий дух и социальная политика стремятся к равенству людей, общностей. Это сложная цель, порой не выполнимая.  Уже потому, что равенство воспринимается субъективно. Нет одинаковых антропологических, физиологических, психологических типов, родов, групп. Нет одинаковых жизней, результатов воспитания, историй. Что в полной мере относится к общественным субъектам, национальностям, нациям. В виду чего правовое, политическое и расовое  равенства условны.

      Не только между людьми, между национальностями, даже в юридических и дипломатических отношениях с жёсткими квотами добиться взаимопонимания невозможно, поскольку партнёры отвечают за свои действия по-своему. Так, на Кубани, в Калужской области и в Подмосковье гастарбайтеров встречают по-русски, хлебом-солью и правом свободно, как все, трудиться. Как все, по русским правилам, в местных условностях и внешних условиях жизни. Уравнивание людей не только профессионально, но их образов жизни, обычаев, не входит в компетенцию деловых отношений. Тот же прецедент имеем в повседневной  многонациональной жизни республик РФ. В СССР попытка политически уравнять  и подравнять национальности республик под одну, показала, что национальных конфликтов не бывает до тех пор, пока народы, на своих землях имеют один всеобщий Основной закон на всех, но каждый живёт в соответствии с ним своей жизнью.

  1. Возможны три варианта в раскручивании кавказского национального узла. Первый был использован Советской армией во время войны. Он имел целью физическое спасение населения республик путём его временной депортации с национальной территории. В нынешней ситуации он не годится по многим причинам уже потому, что не люди, не какая-то часть населения, а их государство предало интересы союза народов. Не они должны отвечать своей жизнью.          

      Второй вариант сводится к предоставлению кавказским республикам полной национальной самостоятельности на собственной территории. Выход  республики  из состава федерации связан с приобретением полной государственной свободы её очередным правительством и полной утратой собственной национальной свободы народом, поскольку на континенте, она остаётся, по всей границе, в той же России. Её свободы, осуществляемые путями сообщений, информации, проявлением всякой инициативы во внешнем мире, будут достигаться переговорами с российским правительством уже через ООН. Поскольку федерация, у которой национальных забот и собственных проблем хватает, станет чужой. Третий, опробованный, позитивный способ решения проблемы, – вернуться к Конституции 1936 г.

  1. Один, из самых острых вопросов, в истории СССР, связан с переселением народов с фронтов боевых действий Отечественной войны. Он отложился в памяти людей, согнанных со своей земли, собственной властью, экстренно, неуважительно, без предварительного условия, в далёкие чуждые края. Народы понесли потери имущественные, здоровья, человеческих жизней. Всякий год каждый из них поминает чёрную дату. По данному поводу существуют разные мнения, разные чувства, разные легенды. Но исторический факт имел место, точно так же, как имел свою причинность, и, по большому счёту, выверенную временем историю.

    Одна из особенностей той войны заключалась в том, что она велась СССР против нацизма, против несметной зверской силы, имевшей целью порабощение народов, которая в своём арсенале имела оружие унижения, стравливания и уничтожения национальностей, их государств, рынков, образов жизни. Принудительное переселение народов  СССР было вызвано не обострением этнических отношений в стране, не националистическими мотивами госаппарата. Цель была противоположной: не допустить недоверия, розни разнородного населения, сохранить функциональное единство и состав союза. Это была задача не государственного департамента, не клановая,  не каприз  вождя. Это было стратегическим решением общенациональной проблемы союза в ходе столкновения с сильным врагом, владевшим не только искусством танковых рейдов, но и методами  СС, гестапо, мощной пропагандистской машиной.

     До сегодняшнего дня существующее утверждение того, что наши народы в тылу советских войск, были пятой колонной, посеяно в своё горячее и жуткое время, фашистской пропагандой в официальной печати и листовках, сбрасываемых на объятых ужасом людей в окопах и аулах. Главнокомандование видело выход из спровоцированной ситуации, в срочном переселении мирного местного населения подальше от очага войны. Этот способ спасения населения был повсеместным. Перед надвигающейся линией фронта эвакуировались население, хозяйства, культурные ценности городов России. Люди не пеняли власти. Труднее было на юге, в атмосфере умело нагнетаемой национальной вражды, где всякое разъяснение автоматически противопоставляло идеологические принципы этническим и бытовым интересам. Массовой резни между близкими и соседями не получилось. Не осталось осадка и упрёка в действиях Красной армии в отношении к населению и населения к солдату. Осталась память о тотальном переселении родных людей не в далёкие, а в чуждые края. Русскоязычное население война загнала ещё дальше. Его эвакуировало не только своё правительство, но и враг, в качестве рабов. Эвакуацию в советский тыл народ не считает несправедливой. Считает вынужденной. В ней он пережил беду среди своих людей, в условиях своего быта, образа жизни, в страшное для всех время.

  1. История человечества помнит переселение народов по собственной воле, когда кочевой образ жизни стал неспособным для жизнеобеспечения племён. Несметные орды варваров неслись через континент, чтобы с боем вписаться, растворится в более надёжной жизни хлебопашцев. Были случаи, когда иссякал природный энергетический ресурс родного края, толпы людей, покидали свою землю, сохранив с ней неразрывную связь в веках. С тем, чтобы их близкие могли выжить. В начале 2-го тысячелетия, греки, население авангардной в те времена цивилизации, массово начали уходить в чужие края, чтобы издалека поддержать свой народ, свою землю, которая обезводилась, раскалилась, уже не могла прокормить разрастающееся население. Эти известные исходы людских масс были вызваны естественными условиями, подсознательно управлялись внешними стихиями, неподвластными людям.

     Сегодня, когда видишь потомков, вернувшихся, вместе на родной земле, негодующих по поводу выпавших на их семейную долю лишениях, удостоверяешься, что они действительно, в национальной массе, живы. Не менялась принадлежность земли, автономия этноса, наименование места и натура их образа жизни. Более того, они дружны со всеми соседями, рады гостям. Но память о временном изгнании отдаёт горечью, хранит упрёк советской власти. Российское государство всячески поддерживает подобные настроения, подчёркивая своё миролюбие, опять-таки, легендами о сталинском режиме, не о только что минувших ужасах чеченских войн. Оно само практически не способно даже в какой-то части обеспечить мир и дружбу  братских народов союза. На рубеже двух (XX, XXI) веков российское государство оставалось вялым безвольным свидетелем жесточайших вооружённых оргий западной демократии над славянскими и арабскими нациями.

   Разумная национальная политика человеческие помыслы и этнические реалии совмещает в сознании, с целью обеспечения мира в народе и народов. Разжигая национальную неприязнь к былой власти, к прошлому, существующее государство демонстрирует свои недостатки, всё то, что стало хуже, чем было вчера, и то, что является базовым отличием в отношении  национальностей советов и демократии.  Эвакуация в годы войны преследовала не только сохранение населения, принадлежащей ему земли, но и образов жизни, этнического и советского. Она проводилась не в личных интересах человека, не в частных пожеланиях его семьи, а ради  сохранения его естественной и общественной природы.

     Поощряя ажиотаж, разжигая ненависть к советской власти в памяти людей, вокруг принудительного переселения их предков вглубь страны, российское государство продолжает геббельсовскую  политику в новых условиях, новыми средствами. С советской точки зрения,  дружбу народов можно сохранить при двух обязательных условиях: не поссорив их между собой, с государством и уберечь самих себя, их жизнь, культуру, взаимоуважение, даже за счёт потерь рода и семьи аборигенов. Преодолев невзгоды тяжёлой годины, народы сберегли не только самобытность и достоинство, свои границы, но и искреннюю дружбу, и мечту о союзе советских народов. А государства и демократии бывших республик превратились в обузу наций, разбежались, преследуя взаимную независимость. Перессорить народы, как государства, перестройке не удалось, благодаря духовной генетике вчерашней жизни.

4.Национализм 

1.Национализм – историческое, присущее социалистическому периоду, явление в общественной жизни. Не следует сводить его корни к идеологии, политике,- он реален, объективен, данность действительного момента,- или к психологии, противоположной интернационализму, личностному восприятию ситуации. Он явление более сложное, чем мания превосходства или исключительности одной из человеческих популяций. Иногда трудно провести черту, отделяющую национальный патриотизм от этнической претензии, нарушающей международное мирное сосуществование.

2.В русской истории элементом национального патриотизма искони является отношение человека к земле, как национальному натуральному достоянию. Она, с самого начала неприветливая, холодная и надменная, которую надо было постоянно покорять, стала ему родиной и государственной территорией, выделившись и отделившись этнически от своих славянских племенных пращуров. Для России её земля – основа исторического становления, вызревания и постоянной адаптации русского образа жизни, неразрывно связанного трудом со своим казённым клином и его душами.

    Где кончается русский патриотизм и начинает возникать принцип национальной безопасности народа, национальное достоинство и желание продолжать оставаться собой, вопреки претензиям и пожеланиям со стороны, определить можно. Но нужно ли? Поскольку это здоровая форма национализма, коллективной независимости большого народа на огромной территории. С одной стороны, не белые берёзки и малиновый звон – ностальгические символы Родины, а земля и образ мирной жизни русского этноса – эмблема его национальной и гражданской духовности. С другой, – космополитизм, противоположная идейная направленность, её негативный  окрас, превосходство избранной, частной или национальной, цивилизации над другими, становится причиной этнических распрей, чисток и войн между народами. В наше время всякое вмешательство со стороны в местные национальные жизненные уставы суть террор больного национализма, признак человеконенавистничества. Ответный террор мест – справедливый, но не всегда адекватный, национальный.

  1. Национальный вопрос – актуальная практическая проблема, которая высвечивается в трудное для цивилизации время, реакцией на просчёты государственной политики. Как грибы, повсюду прорезаются националистические настроения. Но не наоборот: сначала возникает социальная депрессия, потом – реакция на неё. Национальный этнос воспринимается иррациональной сущностью, пока не обретает очертания националистической реальности. Силовые, экономические, социальные санкции, как правило, малоэффективны, до момента полного устранения возникшего национального противоречия. Так было всегда. Не только в России.

      Государства, способы общественного производства, уровни культуры, образы жизни преходящи, переменны, заменяемы во времени его моментом. Корень  национальности, по утверждению археологов, уходит на десятки метров в землю. По мнению историков, во времени, – он врос в десятки тысячелетий.  Общественно-экономические формации, великие переселения народов, эпидемии и войны, победы и катастрофы – фон, климат времён, в котором вызревает национальный конгломерат. Много у человечества национальностей. Столько же национальных судеб, особенностей путей развития жизней государств, народов, их материальных баз, культур, духовных сфер. Национальный этнос у народов и личности один, постоянный на всю жизнь.

      Характерным показателем действительного потенциала национальной общности являются способ и образ её жизни. Показатель её зрелости определён не столько временем её истории, сколько динамикой её эволюции, темпами генезиса. Претензии на исключительность всякой из них – невежество. Легенды в этом плане не безобидны, т.к. факт национализма принадлежит не человеку, не нации, а их отношениям. В силу чего он порождён нашей эпохой международных противоречий. Чем не плотнее контакты народов, совершеннее пути сообщения, связь, чем не больше и насыщеннее область интересов, их информационная сеть, т.е., чем не совершеннее, богаче, жизнь, тем больше причин проявления этнических конфликтов.

  1. Племена воевали в интересах материального трофея или территории. Чтобы оправдать межродовую ссору, законность человекоубийства, сильные мира создали антагонизм культа, чего язычники не знали. Высшая его ступень проявилась во всеобщем отношении единоверцев к инородцам и иноземцам. Процесс взаимоуничтожения иноверцев пошёл на убыль с открытием Америки. На смену ему выступил расизм, как оправдание колониальных захватов и новой, американской, системы рабства. Меч крестоносцев, орудие смертоносных оргий, сменился насильственной эксплуатацией труда и природных богатств туземцев. Национальный антагонизм вползал в Европу, преследуя конъюнктурные цели. В конце ХХ  в. национализм обернулся проклятьем  разумных человеческих и государственных отношений независимо от их социально-экономических формаций.

      Он возник проявлением национального духа в борьбе народа за самоопределение, или политическим курсом нации, претендующей на превосходство собственного образа жизни. Он сыграл заметную позитивную роль в процессах деколонизации, экономического развития стран 3-го мира и в борьбе за региональное равенство в составе государственных капиталистических структур. Национализм – идейное движение в политической, экономической, культурной областях международной жизни, имеющее национальную причинность или особенность. Оттого его источником  может оказаться всякое противоречие в границах государственного права или местной морали реальным, в своём времени, нормам действительной жизни. Он болевой синдром этнических отношений. Имеет свойство менять свою суть, географию и энергетику в зависимости от масштаба и социальной остроты проблемы.

  1. Одновременно, национализм – межнациональное ненавистничество, на фоне культовых, материальных, территориальных претензий, представляет собой преследование национальности по биологическому признаку. Он – следствие некомпетентного управления жизненными процессами общества. С другой стороны, он – болезненный симптом нации, неспособной полноценно развиваться в силу обострения национальных интересов граждан её государства. Имеют место случаи, когда генетические начала общности истязаются официальной правовой позицией, теневыми и либеральными надругательствами, подвержены физическому насилию, погромам, террору.

      Жизнь пестреет негодованием национальных меньшинств. Они всякий раз оказываются жертвами национальных инцидентов. Одна из причин: рост эмиграции, потоки трудового предложения, концентрация очагов производства, культуры, бизнеса, туристическая зыбь и т.п., оказываются вне правового поля единой государственности, в системе иррациональных гражданских отношений. Если  в этом море какие-то течения теряют инерцию, локализуются в какой-то территориальной координате, возникает сигнал национального неустройства не только местный, конкретного знака национальности в новом окружении, но и международный, принимаемый в точке начала движения, в исходной координате, национальностями покинутой нации.

  1. Национализм возник в общественной жизни одновременно с фашизмом в государственной деятельности. Фашизм – государственная практика, не отвечающая современной общественной жизни. Высшая ступень фашизма в национальной политике – нацизм, извращённый пережиток духа колониальной метрополии, рабовладельческого государства, расизма, собственника не раба, а угнетённых народов. Национализм – пережиток опыта порабощённых людей. В форме волевой, духовной, составляющей национальной проблемы борьбы за собственный, данный природой, независимый образ жизни. Современный империализм – продукт эволюции политических и экономических противоречий государственных отношений. Нацизм – крайний результат исторического развития сознания колониальной системы угнетения.

       Фашизм – область правовых отношений. Идеология государственной деятельности, политический режим. В демократических государствах национальная  оппозиция часто подаётся фашистской на фоне политического террора властей. Фашизм не декларативное представление, порой прикрывающее антинациональные интересы, а реальная болезнь государственных, не социальных, основ.

      Он в различной доле присутствует в государственной деятельности федераций, обостряясь в моменты практических промахов властей в экономике и политике. Он присущ не только бывшим метрополиям, но и странам, имевшим в собственной истории периоды рабской зависимости от завоевателя и собственного имперского господства. Так, русский национализм имеет два истока духовности, привнесённых опытом полюдья в разрозненных племенах, обложениями орды княжеских уделов, и монархического национального монолита Романовых.

  1. Социальные сдвиги влияют на национальность. Если люди попадают  в другие системы общественных отношений, появляются параллельные ветви национальности. Армяне, живущие во Франции, имеют свою диаспору, независимую от тех групп, что осели в США. Со временем эти ветви будут ещё более самостоятельными. Однако развилкой их путей навсегда останется Армения. Перспективы развития национальной структуры и психологии просматривается на эмиграции. Даже в том случае, когда человек меняет пространство обитания не по зову предков, его потомки в нескольких поколениях ощущают вид жительства не столько через ностальгию, а главным образом, через отношения с внешним миром, через собственную неполноценность, через неспособность сменить национальный образ восприятия жизни. Ни внушения, ни уроки практики не способны вывести тавро духовной причастности человека к истории развития рода и избежать процесса адаптации его жизни в сложившейся социальной среде.     
  2. Для социальной  жизни последних поколений немецкой национальности характерны подсветка философии высокого разума и рассудок маниакальной практики. Развязывая очередную авантюру, немцы всякий раз чуть-чуть не одерживают победу. Германский национализм – хроническое заболевание. Только незаурядной сентиментальностью можно оправдать усилия по стягиванию развивающихся ветвей национальности, из России и ГДР, в точку их изначальной жизни, в конечном счёте, ведущие к политическому и административному государственному небалансу. В условиях стабильности на фоне восточной депрессии – это оправдывается традиционными национальными интересами, экранирующими дополнительные трудности. В случае обратной ситуации результаты такой политической акции может стать серьёзной национальной угрозой. С данной точки зрения государственные попытки в России обратить исконную русскую национальность в виртуальный имидж либерального россиянина – скверный противоестественный опыт. С этой же точки зрения нынешнее понятие цивилизованной демократии есть тот же государственный нацизм, идея, оправдывающая уничтожение своих народов не свойственным ему бытом, не в силу национальных запросов, а, по сути, предательства демоса его властью.
  3. Особенность национального генеалогического дерева состоит в том, что оно помимо ствола и кроны имеет не только исторический, но и актуальный корень. Источником настоящего состояния, биологического и психического здоровья, является соответствие жизни людей её действительному ресурсу, процессу, развития и возможности естественного, а не априорного, воспроизводства её очередных поколений во времени. Главное, уберечь, сохранить здоровье корня, чтобы цвет кроны постоянно обещал надёжную результативность современной практике.

      Для того чтобы снять национальный вопрос, очевидно, нужно накормить беженцев, открыть национальные школу и театр, газету на национальном языке, предоставить место жизни, разрешить отправление культовых служб. Но это лишь форма организации отношений нации к её корню. Труднее обеспечить ощущение её защищённости в существующем общежитии и надёжности завтрашнего дня в условиях чуждой ей правовой и моральной законности. Независимо от того, речь идёт о приёме групповой эмиграции или революции в родных пенатах. Беда марксистских социально-экономических установок в недооценке национального аспекта человеческой цивилизации, который сопровождает процесс развития общества и занимает особое место во всяком его хронологическом событии. Национальная струна очень чувствительна в контактах с действительностью. Социальная оплошность в государственной, хозяйственной, культурной жизни вызывает неизменную этническую реакцию одновременной защиты и  характерного сопротивления, создавая прецедент национализма.

  1. Аббревиатура СССР отражает продукт высокого политического искусства: ни одна из его жизненных сфер не противоречит национальной идее. Более того, государственный курс учитывал главное межнациональное противоречие советских народов: их уровни экономического и культурного развития. Союз объединил на равных даже те народы, которые вымирали на рубеже каменного века, общим и единым для всех делом, строительством собственного социализма всеми национальностями и нациями. Каждый по-своему, для себя, добровольно строил общее дело. Что служило до поры основой национального и государственного равноправного единства союза, в противоположность насильственному правому диктату империи.

      Исключительной формой политического государственного террора считается нацизм, в которой истребление одной национальностью других служит инструментом достижения одной из стран цели в политической жизни собственной нации. Но нацизм не имеет ничего общего с национализмом. Он не является причиной национальных противоречий, поскольку представляет государственный политический курс на удовлетворение территориальных и материальных потребностей путём искоренения отдельных национальностей. Он является исключительной формой государственного фашизма. Так, уничтожение мирного населения во 2-й мировой войне осуществлялось рейхом, но не добровольными инициативами немецкой национальности. Нацистский рецидив постоянно ощущается международным невежеством правительств. Как-то в «Известиях» через всю полосу было жирно набрано: «Валенски: Польша хочет видеть Украину независимой». Польская земля, усыпанная пеплом концлагерей, требует новых оргий?  Вновь запущена в обращение цитата из Геббельса: «Есть две великие идеи: национализм и социализм». К решению второй идеи рейх не приблизился. Первая идея становится национальным самоубийством, если государство возомнило себя нацией, если оно заражено нацизмом. Нет слабых народов.  У сильных, но не умных, правительств, народы превращаются в инструмент международной безумной драмы с соседями, или, в собственной жизни, трагедией  нации.

11   Наилучший равновесный национальный вариант социальных отношений представляет систему, в которой её внешние и внутренние контакты не имеют знака национальности. Даже интернационализм, боевое содружество народов, возник не в национальной сфере, а в политическом противоречии различных движений (партий) реакционному государственному курсу. Сегодня он свойственен террористическим группам в противостоянии государственному террору. В международной правовой практике формальному политическому союзу наций отвечает форум государств (ООН), не наций, реально не  способный администрировать в данной области социальных отношений. Настоящий социальный союз народов – это единое, исторически сложившееся общежитие наций и национальностей, имеющее место, несмотря на идеологические, государственные, культурные, экономические кризисы.  Например, семья советских народов в условиях антинародного СНГ, реально существует, вопреки административно-политической карте, как бывший, но постоянно действующий, СССР. Его народы, славянского происхождения, устали от бесконечной военно-политической и рыночной преступной возни властей.

     Русский социализм, в отличие от марксизма, свои национальные амбиции отстаивал в борьбе за мир для всех, на всех этажах социальных отношений, их верности человеческой природе. Как не странно его идеологию не понимают «просвещённые», преследующие свободные, каждый свою цель, народы. В отличие от чужеземной суеты большевистский мир России – это действительный, практический мир людей в семье, в согласии с предками, в коллективе, взаимоуважение национальностей. Россия – родина, единая семья, народов и граждан.

     Их союз и дружба – основная цель политэкономического государственного курса, который генеральной целью ставит не участие в ливийских, венесуэльских конфликтах, а постоянную борьбу за себя, за свой образ жизни, за национальные границы. За здоровый мир в борьбе с голодом, затем – за улучшение благосостояния всех; в борьбе с эпидемиями до их полного вырождения, затем – за улучшение здравоохранения и условий жизни; борьбе с неграмотностью, затем – за национальные авторитеты в мировой науке.

 

5.Национальные узлы

1.Национальность обязательно имеет свой, и только свой, органический корень. Нация – национальный конгломерат. Она – общность, имеющая одну на всех проверенную временем цивилизацию, того этноса, на которой взошла и сформировалась не как биологический призрак, а в виде реальных гуманитарных отношений людей и народов.

      Национальность, как биологический признак человека, служит ему постоянно, как бы он от неё не открещивался. Но сам человек, помимо специфических особенностей организма, обладает поведенческой функцией, с помощью которой приспосабливается в жизни. Его жизнедеятельность представляет дуалистическую натуру. Его практика имеет личностный наследственный навык, опыт, психологическую установку. Но социальный климат, в котором адаптируется его жизнь, принадлежит внешней системе, совершенно другой, социальной сложной законности:  государственного права, местной морали, правилам быта нации.

  1. В отличие от незыблемости национального корня, психика, нравственность, врождённая реакция в человеке и обществе постоянно меняются, подчас преобразуются, в зависимости от исторической и актуальной ситуаций, требующих всякий раз очередной адаптации в реальной жизни. В ходе сознательной и духовной эволюции поведенческая деятельность человека перестаёт отвечать  её изначальному традиционному образу,. Радикальные изменения поведения вызваны освоением последствий опыта, результатами рассудочных действий, новым видом сознательной реакции на чувственные импульсы, современным образом мышления.

     3. Врастание инородной национальности в нацию всегда связано с социальными противоречиями в целом и в частностях. Эти процессы мучительны. Отмечаются болезненными сбоями в жизни национальностей и национальной общности. Ещё сложнее совмещаются нации, обладающие своими государствами и территориями в составах империй, союзов, блоков. В истории народов имеет место так же миграция племён, народностей, утративших связь со своей землёй, своим биоценозом, своим естественным корнем.

      В своё время средняя и восточная Европа была заселена или завоёвана племенами разного корня. Часть завоевателей радикально изменилась, приняв образ европейской цивилизации. Другие (германские, венгерские, славянские) племена создали собственные государства, культуру, народность. Вросли в европейскую землю. Обрели собственный национальный ресурс. Сегодня человеку, его семье, бывает сложно получить вид на жительство особенно в условиях развитой цивилизации. Ещё труднее это сделать народу в целом.

      Так, еврейская народность, имеет началом древнееврейские племена, которым, ещё  в 11 в. до н.э., удалось на палестинской земле создать Израильско-Иудейское государство. Но за много веков после утраты своей земли ей не дано было обрести национальную территорию. Оттого в наше время она, в целом, не смогла сформироваться в нацию, не имеет полноценного международного оформления. Создание государства Израиль в Палестине административным решением ООН от 29.11.1947 г. не узаконило его национального права на жизнь в этом регионе, не принадлежащем ООН, фактически не межнациональной, а межгосударственной организации. В силу этнического и политического разногласия на местах,  уже в войне 1948-49 гг., почти вся палестинская территория стала еврейской. Не политический, не межгосударственный, а реальный национальный беспрецедентный конфликт в истории международной жизни, созданный ООН полвека назад, не имеет разумной развязки. Во-первых, данная война ведётся на истребление коренным населением за право биологического существования его корня в палестинской земле. Во-вторых, другой народ воюет за право обрести себя, древнюю цивилизацию, на своей биологической родине, на израильской земле, оживить её национальный корень. Это трудная задача, поскольку нация имеет свою родную землю, в отличие от статуса государственной территории. Получается, что на одной земле могут сосуществовать несколько государств, национальностей, но не наций. В гуманитарной системе отношений национальная мораль и правовой механизм обладают разной сущностью, заданной соответственно, реалиями жизни и авторитарным рассудком.

  1. Общественное сознание не адекватно миру сознания национальности. Этнографические принципы сосуществования народов не совпадают с административно-политическим уставом географической карты. Граждане страны в действительности живут в согласии с её основным законом. Этнос, каждый по-своему, исторически и во всякий момент своей жизни развивается по естественным законам планеты.

       Кладези памяти и аккумуляторы национальных навыков имеют одну колыбель, национальную. Они преобразуются и множатся одним своеобразным процессом. Оттого миры национальных общностей в государстве общества одарены с младенчества усвоенными тайниками души, не всегда отвечающими государственной правде.

  1. В СССР личность, ощутив этническую свободу, равенство между людьми, всеобщую доступность к национальным и духовным ценностям (труду, образованию, здравоохранению, радостям детства, отдыха), получила количественно и качественно новый жизненный заряд, утратила особенность, а с нею осторожность,  национального поведения. Качественное излучение национальной энергии выражалось, главным образом, через личностные таланты, наполнивших советскую и общечеловеческую культуру поразительными шедеврами во всех её областях и искусствах, в мире техники, науки, медицины. Этот яркий вклад не противоречил запросам революции, совершенствовал гражданский дух, его идеологию, русскую базу советской цивилизации, соответствовал единой общественной цели.  
  2. Никакие силы,- теория, оружие, закон,- не способны поправить национальный настрой. Его эволюция и реконструкция подчиняется только знаку прогрессии практической жизни. Акт, деятельность, в отличие от этнической формы,- общности, нации,- не внемлет сторонней идее, не воспринимает инородный диктат. Инертность человеческого сознания различна, как и заряд его национальных наработок. Наследственно в сознании этнические и религиозные мелодии переплетены судьбами поколений в истории народа, психология которого неоднозначно усваивает актуальные доводы, часто доверяя больше семейным преданиям или ветхому завету. Истории этнического рода и особенности разных исповеданий – причина глубоких трещин в системе национальных отношений.

      Одна из серьёзных ошибок перестройки – школьный замес,- богословского, светского воспитания и образования подрастающих поколений. Избран государственный виртуальный политический курс и гражданская практика, благословлённая молитвой, не научной идеей. Не иначе, как преступным производством социального взрыва, как подпольной мастерской будущего национального террора, такую деятельность не назовёшь.

  1. Иногда, некоторой части населения бывают ближе мотивы не фактической ситуации, а предостережения предков. Во время войны еврейские парни, ради советского образа жизни, принимали смерть, становились народными героями, в тылу врага, в его логове, владея немецким языком, рисковали судьбами своих семей, своим родом. Когда нацистское жало имело целью тотальное, даже в Германии, уничтожение еврейской национальности, в СССР, вопреки его социальной этике и идее, продолжал гноиться жидовский нарыв.

     Сегодня бывшие советские люди не могут равнодушно воспринимать сомнения определённой группы населения в необходимости самопожертвования ради пяди национальной земли матросов Одессы и Севастополя, жителей Ленинграда, солдат Сталинградской бойни, разной национальности. Часто связывают жидовскую тенденцию с происками сионизма, с внешним фактором отечественного быта. К сожалению, это не так. Среди россиян, помимо граждан, не имеющих духовного родства с землёй, ощущения её святости, выжженного историей скитания поколений их народа, растёт масса поклонников чистогана, похотливого эго, гламурного паразитизма, потерявшая чувство русской правды, особенностей этноса местной жизни и её общественного труда. Трудно учесть национальные доли предательства, дезертирства, трусости в минувшем времени, но сегодня этнические противоречия этой правде должны иметь учёт. На первый случай, не для обеспечения дружбы в тюрьме народов, а излечения больной отечественной, в первую очередь, национальной демографии каждого народа. Как только шкала духовных ценностей становится выше чувственной низменности: холопского, рыночного, нравственного разврата,- исчезает национальный антагонизм. Социум, как единое целое, как период всеобщего взаимопонимания, ищет реальные авторитеты, законы, идею, проникается возвышенным практическим помыслом.

       Практика советского правительства свидетельствует одновременный расцвет всех национальных культур, образов жизни, рост уровня благополучия всех в едином прогрессивном развитии личности любой национальности, ради всеобщей задачи. Воевали в одной цепи, трудились на одном конвейере, помогая друг другу, не ощущая этнического привкуса.

  1. Реакция на захват или пересмотр натуральных национальных ценностей свойственен не только славянам, всем нациям. Она возникает в противовес националистической идее, требующей передела территорий, влияний и образа жизни, сопротивлением первоисточнику нацизма, противоположной человеческой психологии и государственному курсу. Несбалансированная этнически общественная атмосфера – не следствие агрессивности внешних сил, а синдром беспомощности государственной деятельности, его внутренней политики. Национальный климат в стране создаётся властью путём учёта не только гуманитарной, но и одушевлённой, органической, составляющих групп населения разного этнического и гражданского знаков.

       Противоречие в этническом сознании вызвано наследованными психологическими установками. Одна из них привела человечество к многонациональному укладу, фиксированному международным правом. Вторая приневолила демографические процессы и форму существования людей одного биологического корня развиваться в планетном масштабе, на территориях всех государств, в жизни практически всех оседлых наций. В отличие от наций, не отлучённых от земли, миграция народов которых внешне выражена диаспорами, еврейская национальность не имеет такого обычая. Она, внедряется на равных деловой технологией во все виды общественных отношений. Возникла единая монетарная одного биологического признака, этническая  форма общности, отрицающая местный образ жизни эгоистическим  окрасом, в качестве мира новых территориальных, деловых, культурных зон с  камуфлированным национальным акцентом. Это мир еврейской общности. Мир еврейской национальности наиболее сложен, противоречив, практичен. Его история особая.

  1. Этот мир выдуман не людьми. Виноваты естественные причины. С древних просчётов в отношении с матушкой землёй до начала прошлого века он не имел своего крова, но лихо захватил высоты преуспевающей жизни, влезающей в империалистический кризисный период развитого социума, в особый вид, сформированный административно-политическим проектом рыночного общественного сознания, обеспечил своё присутствие у пульта управления распределением планетного богатства. Его система искусственных ценностей в монетарной стоимости уже сегодня не уравновешена естественными чаяниями и натуральным материальным интересом человечества.

      Неравенство людей общности и их различная зависимость от неё, её внимания и благ, принуждает каждую семью, род, в основном, надеяться на свои силы в различных жизненных ситуациях чужеродного корня. Ещё недавно наша внутренняя политика не только гарантировала политическое, но и культурное, экономическое, этническое равенство народов союза. Позволяла, не изменяя своего биологического корня, в союзе, развивать собственное сознание в общем ритме и интересах советской общности, отрицающей эгоцентризм частной пользы. Возникли три вида еврейского сознания: полностью советский, принявший за основу отечественный образ жизни, русскую культуру, гражданство и родину. Второй вид принял образ жизни и гражданство, третий усвоил только гражданство, сохранив генетические моральные и психические установки. Новый мир требовал адаптации, нового вида инициативы от народа и личности.

  1. В отличие от других стран, наций, имеющих в своём составе многие национальности, еврейская национальность превратилась в интеграционную общность, не имеющую единой системы, узаконенной зависимости. Во внешнем мире, с возникновением  государства Израиль, его нация обрела чувство патриотизма, дозированного, в зависимости от места, условий, обеспеченности, социального положения. Более того, в отличие от других национальностей, она состоит из неоднородных групп людей, каждая из которых экранирована этнически предыдущей средой обитания. У бывших советских евреев,  уже не в Советском союзе, не в Израиле, а в мире, разворачиваются не одинаковые пути развития демоса: в рамках и на уровне собственного статуса (нации), диаспоры или независимости от места проживания. В нациях, на земле которых обосновался этот люд, имеют место бесконечные  неудобства, соответственно, политические, культурные, бытовые, усложняющие существование еврейского населения и внутренний климат стран. С естественной точки зрения только первый путь гарантирует в массе сохранение этнических особенностей  человеческого рода, его национальности, ресурс которой преумножается её землёй, наличием с ней биологического, расового, родства.

      Национальный патриотизм израильтян обязан земле, обретённой вновь родине. Они, в отличие от остальных евреев, нашли свой корень, не отказавшись от  общего, исторически древнееврейского. С этого момента еврейская общность в целом получила структуру расы: разные этнические виды, разные социальные сознания, экономики, образы жизни. Так, выражение «мы за ценой не постоим» для ветхозаветного еврея означает, что  есть повод торговаться ради победы, даже если в его лексиконе существуют ценности, не имеющие стоимости. Для гражданина Израиля существуют ценности, не ограниченные ценой человеческой жизни,  в пределах практической, вполне материальной, национальной идеи. Совсем как у русского народа. Пока он имел идею, свою правду.

  1. Поэтому сионизм рассматривать как вид фашизма или проявления национализма неправомерно. Он не является государственной деятельностью. Он антипод национализма, ибо принадлежит национальной идеологии популяции, не дозревшей организационно до уровня нации, пытающейся адаптироваться в полноценной жизни цивилизованных народов. Только нации имеют государство, его территорию, единое хозяйство, действительную, актуальную цивилизацию, а не легенду о древних или наследованных культурных ценностях. Сионизм изначально отрицается легитимностью суверенных и равноправных международных отношений. В быту он противостоит духовной сущности национализма, его национальному единству, патриотизму, гражданской морали, как правило, растлевая многонациональную форму сосуществования человечества космополитизмом, неприятием национальных норм, обращением моральных и духовных ценностей в стоимости, в общедоступный товар, превращения многообразия социальных взаимосвязей, в доступные ему, рыночные отношения. Опирается, как правило, на религиозные положения. Сводит систему человеческой общности в личностные зависимости, противопоставляя личность обществу, создавая межличностные прецеденты по признаку национальности, по биологическому знаку. Оттого по существу он близок расизму. Попытка части евреев обрести родину расколола национальность духовно. Сегодня искреннее выражение крайнего национализма государственной политикой Израиля, уверенность этнической жизнедеятельности его населения, народный патриотизм, превосходит даже националистические настроения стран, исторически борющихся за исконно свои права.

      Данное явление связано с тем, что постоянное внешнее убожество, демонстрирующее беззащитное,  обиженное и оскорблённое национальное достоинство, только шкура хозяина и банкира, в образе собственника богатств и территорий других национальностей. Государство Израиля гарантирует своему подданному статус полноценного и полноправного гражданина, хозяина на своей, еврейской, земле.  Внутренние национальные проблемы народа сбалансированы отсутствием разногласий. Внешняя проблема, единого собственника на землю, остаётся в стадии решения. Однако только у него есть свой мощный оберегающий арсенал: поддержка международного повсеместного национального, политического и финансового,  капитала.

  1. В России часто слышен голос: евреи бегут, как крысы, с тонущего корабля. Есть причина. Перестройка русской жизни в современный империализм – чудовищная ошибка. Не союза народов, а власти. Евреи стекались в страну со всего мира. В истории их рода разные образы жизни, к которым им всякий раз приходилось приспосабливаться. Тяжёлый, но не напрасный опыт. Бегут люди всякие не с земли, не от соседей, а из государства, не владеющего социальной ситуацией. Впереди бегут богатые и осторожные, интуитивно чувствуя, что, человек, не освоив образ зарубежной жизни, перестраиваться из русского социализма в загнивающий капитализм, но мудрый и беспощадный, – актуальная цель. Им её нашёптывает негативный опыт последних лет, перспектива в суицид, сумасшествие. Для не убежавшего еврея-россиянина – будущее за чертой оседлости, в крепостнической реальности.

      У русского мужика своя правда не оттого, что его национальность совсем юная, а оттого, что она пока никогда не расставалась со своей землёй, не ссорилась с ней. Больше всего она боится недальновидности властей и судьбы бродячего народа.

  1. Россия обеспокоена не только эмиграцией населения. Утрачен в её жизни союз наций, с ним – родственные взаимоотношения с народами не только государства, но и общества. Уже нет прежней дружбы. На фоне бесконечных попрёков в политическом господстве, в угнетении национального этноса, российское правительство ищет варианты сближения бывших республик. Ищет не там и не так. Бесконечными переговорами, договорами, уступками властных структур в государствах, манипулируя названиями стран, наций, национальностей, игнорируя систему этнических связей. Но государственная, политэкономическая, культурная жизни принадлежат другим системным зависимостям, правовым, трудовым, рыночным, профессиональным, оговоренным внутренними и внешними международными сводами законов, одними для всех. Они имеют единое, разумно установленное поле деятельности.

     Нации – исторический натуральный продукт эволюции внутренних, всех видов, общественных отношений, сработанный историей их возникновения и существования, историей развития естественных условий и духовности гуманитарной жизни. Каждая из них дорожит своим образом жизни, независимостью своей цивилизации. Так, для непутёвого советского потомства бесконечные заботы о внешнем постсоветском окружении,  сводящиеся к уговорам и взаимовыгодным соглашениям с российской стороны, воспринимаются недоверием бывших друзей, всегда, на первое место, ставящих свою правду, частную эгоцентрическую выгоду, считающих искреннее предложение России предвзятой, опасной блажью. Исторически всякий негативный опыт соседа, в его понимании, всегда связан не с ошибками собственных властей, а с русской опекой, с заботой не о безопасности дружественного народа, а с зависимостью от уже чужой ненадёжной власти. История упрёков и обвинений сильного государства слабым, пугливым, соседом, не имеет следов международной правды и справедливости. Она свидетельство его временной беззащитности и бессилия. Она традиционное основание для очередной провокации победного пиара немощного правительства в национальной среде. Это одна из основных причин безвыходной политической ситуации СНГ.

  1. История человечества продолжается, не отвечающие времени правительства по-прежнему пытаются вдохнуть в свои народы веру не в его этническую жизнедеятельность, а в справедливость своих сомнительных курсов, озабоченных не всегда народными интересами, поссорить соседние страны. Объективно, русская правда оценивает не союзническую покладистость, не декламации противников об историческом угнетении их народов, а цепь предательств соседней страны, народы которой преданы своими властями. Так, в составе Советского союза ни одна республика не была лишена национального достояния: государства, земли, экономики, образа жизни, языка. Выяснение отношений по любому поводу в условиях сомнительной деятельности правительств, науськанных подачками очередных благодетелей, не украшает российскую власть, не вызывает уважения к ней, унижает русский народ.

     Построение союза дружественных народов, сегодня, возможно лишь в фарватере советского государственного курса, на другой ступени, другой формы, взаимоотношений. Она должна иметь следующие особенности:

– Внутренняя и внешняя задачи отечества,- общества, государства,- суть обеспечение потребностей своей цивилизации, её этнического образа жизни и сознания. Решение проблем внешних отношений должно отвечать формуле партнёра: каждому – своё. Не гостеприимство, соболезнование, забота о других, а в рамках того, на что они взаимно рассчитаны. Русские гостеприимство, братство, равенство – формально не уместны в чужой правде, ни на своём, ни в языке договора.

– Задача союза народов состоит в обеспечении его внешней безопасности и в мирном сосуществовании всех его членов на одном для всех основании.

– Задача нации – построение мощного универсального хозяйства, сильной армии, укрепление и развитие входящих в неё цивилизаций, образов жизни в створе их этнических особенностей, взаимного уважения и доверия.

  1.       Врастание национальности в нацию осуществляется путём её проникновения во все области национальной жизни. Следовательно, противоречие национальности нации в целом, отличается от противоречия  национальности функциям отдельных жизненных сфер нации. Опыт русской истории мало чему учит общество, не представляющее своей истинной истории.

      Так, 28-й съезд выродившейся партийной  идеологии повторил ошибку царя, пожаловавшего иноземные свободы холопу, по-своему использующему без наказную русскую волю. Он спустил собственный флаг, взяв курс на капитализацию русской жизни, не имеющей ни подобного опыта, ни цели, ни либеральной экономики. Капитал считает экономику первичной: сначала возникает  осознанный производственный процесс, который затем обретает, по мере развития сознания в производственных отношениях, систему капитализма. Её натуральной базой становится национальное хозяйство. Ещё до понятия природы и причин преумножения национального богатства народов, до А. Смита, национальные хозяйства Запада стали принимать меры для защиты их пространств и деятельности.

        Национальность и нация, как этнические образования, не однородны. В их жизни уровни сознания, культуры, материальных и духовных потребностей имеют шкалу, верхней части которой отвечает национальная элита. Исторически на территории России она представлена военной, научной, технической интеллигенцией. В отличие от западных стран она классово не дифференцируется, не способна обслуживать групповые и частные интересы. В русском понятии интеллигент  – глубоко порядочный, свободный специалист интеллектуального труда.  Преданность человеческого ума проблемам национальной жизни – особый вид патриотизма русской культуры, вызывающий культ народного уважения. В плане полувекового кризиса русской жизни перестройка перевернула общество с ног на голову. Его верхние должностные этажи, в тумане беззакония,  забиты коммунальными склоками, предательством, коррупцией, чиновным паразитизмом.

      Бестолковая работа, пьянство, корысть собственника, узаконенное воровство, неразрешимая тьма  бытовых проблем, бесконечные измышления правят бытом. Самодеятельные виртуальные, кабалистические политики в экономической, культурной, бытовой практике вытеснили собственно жизнь, её естественную сущность безнравственными нагромождениями бессвязных конструкций, не имеющих единого социального восприятия. Уже много лет национальное противоречие проходит по  рубежу между потребительским и созидательным, перестроечным и советским, либеральным и сталинским образом жизни. Основным показателем социальной ориентации оказалось отношение масс к имени Сталина, которое безосновательно, бездоказательно, не обосновано, оклеветано ЦК КПСС, сразу после его смерти. Опорочено незначительной группой людей, имеющих на совести грешки военного времени: плен, трусость, дезертирство, т.п. –  в советской, этнической, и идейной среде высокой моральной ответственности. Не происки Запада, а боязливый ЦК изменил большевистской идее партии, изменил русскому социализму. Ввергнул жизнь в застой. Не во властных пиарах, а в национальных глубинах памяти народов бережно хранятся образы советской жизни.

16  Русская национальность, как всякая другая, имеет свои, только свои, гены, только свою природу и историю национального становления. В отличие от западного народа, сегодняшний день которого отделён от его рабской натуры многовековым периодом феодализма, периодом формирования здорового свободного человеческого сознания, русский холоп не жизнью, а указом царя-батюшки, выпущен, без каких-либо правил, на свободу. Менее чем за век его жизнь выстрадала бесконечное число революций, революционных преобразований во всех её видах (буржуазной, социалистической, национальной, индустриальной, культурной, перестроечной). Он, сам, человек крепостной закалки, в самом себе производить что-то подобное не спешит. Похоже, что школа союза полностью не вправила ему национальный рассудок. И сегодня, его врождённая униженность и вечная ущербность, завистливость представителя безынициативного народа второго сорта, в амплуа ни на что не способного гражданина современной России, пытается что-то выпросить, получить, то от социалистических благ, то от капиталистической демократии, то от государства, то в своём частном законе по понятиям. Он уже не может трудиться в условиях свободной жизни: утратил своё человеческое достоинство. Если снизу, на уровне челяди и холуйского слоя, по старинке, выпороть несколько сотен душ, россияне почувствуют облегчение: надо же, всё так просто! Им уже сегодня надоели пикеты, оппозиции, депутатские дела.

   Верность общему делу и государству в России – глубокий национальный признак общинного образа жизни. Он понятен без слов, по-своему. Его трудно выкорчевать из русской сущности. В своё время, Николай Павлович (Николай I) обвинил флотоводца Г.И. Невельского в сочувствии демократам. Генерал- губернатор Восточной Сибири Муравьёв Н.Н. убедил царя в том, что Невельской,- истинный, русский, демократ. Получив приказ царя, капитан Невельской, спеша из Петербурга во Владивосток, загонял до смерти почтовых лошадей. Людей, своих и якутов, секли подряд на всём пути. В следующий раз, когда он так же стремился к месту службы, у него не было проблем ни на одном полустанке. А на прошлом его маршруте звонили во все колокола: слава Богу, Господь уберёг. Царь понял упрёк. Самодержавие, по тем временам, – это и есть русская демократия. Каждому времени – своё. Г.И. Невельской был награждён «Владимиром». Благодаря его расторопности был поднят российский стяг над Владивостокской бухтой. Рубцы на теле неповоротливых мужиков зарастут, а Владивосток русским останется.

   Потерявший национальное достоинство народ, который полиция всё в большей степени благоустраивает по тюрьмам, понуждает целовать крест, с детства сдавать экзамен по знанию, выхолощенному, оторванному от практики, уничтожающему способность думать, не понимает себя, не соображает, кто он есть. Раз в год ему позволено отметить праздник Победы, раз в год он, искренне благодарен государству, чувствует себя сильным и умным. Но праздник ложный, не честный. Победу одержало другое государство, советское, не он, российский, а советский народ. Его примитивный ум уже не улавливает что его жизнь и всё вокруг никак не похожа на триумф. Не понимает, что праздник не наследован, а сворован у предков. С тем же успехом можно гулять и на дне взятия Бастилии. Вся заслуга нынешней власти сводится к уничтожению советской жизни, вместе с нею собственной природной сущности. Ну, какие победы! Такого даже при крепостном праве не было.

  1. Сегодняшняя беда русского народа не в его природной соборности, безоглядной преданности общему делу, а в соответствии государства России современной России. Сущность управления русским обществом иррациональна природе западных государств. Русский народ привык страдать. Знать бы за что.

     История государства настаивает на том, что народные массы вершат себя и общество. История национального этноса рассматривает народ не как массу, организованную идеей толпу, а в виде совокупной национальной единицы сложной структуры, естественного вещества и этнически сложившегося психического поля. Народ не только общность, обладающая формой и функцией, способной энергетически преобразовывать своё пространство и сущность во времени. Народ – система, форма которой определена её гуманитарным уровнем и внутренними, природными особенностями, придуманными не личностью и не группой лиц. Его поведенческая функция создаёт государства, социально-экономические формации. Она служит адаптации разумной национальной жизни на своей земле в системе планетного человечества действительного времени.

      Оттого каждому виду жизни планетной этнической общности, как всякому виду осознанной жизни, присущи организм, душа, разум. Так, труд является гарантом существования и преумножения народа. Позитивное развитие народа, его цивилизации, хозяйства, государства, даётся не трудом вообще, а его формой и организацией, отвечающей национальному образу жизни,  уровнем его интеллекта. Зависит не столько от наличия национальной элиты, сколько от её качества в ноосфере, единой для земного разума. Народ – не масса, имеет  биологическую и сознательную фактуры, физиологию, вегетативную жизнедеятельность, и мозг, управляющий его поведением в естественной и рассудочной жизни.

  1. Пока общество держится за демократический принцип формального большинства, даже при самых честных выборах, мнение обывателя, населения в целом, нации, способно уничтожить собственный народ. Или он, принцип, не должен быть честным. Благодаря этому механизму, получившему монетарный привод, действующая цивилизация и национальное хозяйство России утратили, соответственно,  природный ум и народную казну. Два десятилетия (1930-1950гг.) практических успехов создали культ не только Сталину, но и партии, у руля которой стоял Сталин. От её имени ЦК выступил против здравого смысла, против положительного национального опыта. Лишь через полвека русский этнос, очутившись в рабском обличье, у старого корыта,  начинает чувствовать  ложность жизни, непригодность политики, подменившей реальность; понимать, что золотая рыбка упущена.  Защита государственной практики на широких неуютных холодных просторах всё больше рассчитывает на мотивы толмуда  от древнего корня тёплого Израиля, на библейские легенды. Вокруг проблем русской земли затянут узел нерусской ориентации ложной историей русского народа. История русской жизни состряпана по марксистской схеме эволюции античного мира, далёкого от славянского быта. Народы бывшего СССР относятся к имени Сталина с большим уважением. Всякого рода измышления на правильную жизнь советских национальностей выдуманы и поддерживаются государствами сомнительной в отношении к русской национальности доброжелательностью. Да и реабилитированные, действительно невинные узники, всё чаще вспоминают не тех, кто их осудил, а тех, кто на них донёс. Они на всю жизнь, сквозь старческий склероз, запомнили и пронесли их имена.

 

©  Г. Ашмарин

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии